?

Log in

No account? Create an account
На пути моего профессионального становления было, пожалуй, два существенных момента выбора, две точки ветвления, которые в конечном счете определили, что я из себя представляю здесь и сейчас, - мой стиль, мои слабые и сильные стороны, мои (пусть пока скромные) результаты.

Обе эти точки ветвления связаны со Стекловкой.
Первая - решение начать посещать научно-образовательный центр МИАН в сентябре 2005 года. Там я проводил большую часть вечеров в течение последующих пяти лет.
Вторая - отказ от предложения из Гамбурга и поступление в аспирантуру Стекловки в марте 2009.
Переезд в Лейден я не рассматриваю как момент бифуркации, так как там было все предельно ясно: или я остаюсь в России, или я остаюсь в науке, и выбор был самоочевиден.

Что могло пойти иначе, если бы я в те моменты поступил иным образом?..
Я привык считать, что НОЦ оказал на меня положительное воздействие, а аспирантура - отрицательное, кризисное. Но так ли это очевидно?

За пять лет усердного, но довольно бессистемного изучения самых разных разделов математики, математиком я, конечно, не стал. Более того, глубокого интереса к абстрактной матфизике с когомологиями ради когомологий я тоже не приобрел. Но, что исключительно важно, мой стиль мышления и мое видение мира изменились необратимо.

Я стал не матфизиком, а физиком, которому "пересадили часть генов" чистого математика. Ту, которая отвечает не за предмет-методику исследования, а за мировоззрение.
В первую очередь это отразилось на понимании того, что я считаю важным, а что нет.
Под влиянием математиков мне теперь кажется важной та [теоретическая] работа, которая воплощает глубоко индивидуальное видение учёного, и которая нетривиально резонирует с другими элементами пространства абстракций. Хорошая статья не та, которая объясняет эксперимент или дает предсказание, а та, которую кроме Тебя никто не мог написать (у меня самого таких статей пока нет, но я к этому стремлюсь).

И вот это скорее плохо, чем хорошо. Так как наука физика, она все же несколько про другое. Про объективную реальность, а не про шизофрению. Научившись в какой-то степени чувствовать скрытые связи и формальные структуры, я полностью разучился думать о звездах, металлах, дождевых каплях и деревьях. При том, что заниматься чем-то полностью оторванным от реальной физики мне скучно и тошно. Вот такая диалектика.

Аспирантра. Март 2009 - август 2011.
Это был однозначный застой, кризис и деградация. В том, чем мы начали заниматься с Арефьевой в первый год, я очень быстро разочаровался после написания пары статей. А потом два года, находясь в сущности в вакууме, я не мог найти себя.
То, как мне удалось вырасти за последующие четыре года в Лейдене (из которых первые полтора-два ушли на выход из кризиса), на фоне того упадка - настоящее чудо.

Но, с другой стороны, а с чего я взял, что в этом упадке были виноваты тематика/МИАН/Арефьева?
Что было бы, если бы я уехал уже тогда, в 2009? И занялся тем, что не принесло бы разочарования?
Сейчас мне кажется, что этот двухлетний провал был бы все равно неизбежен. Хоть в МИАН, хоть в институте Лоренца, хоть в Калтехе.
Что это был необходимый этап в моем научном взрослении.
И хорошо, что пережил я его в России и с таким доброжелательным и понимающим человеком, как И.Я.
Так у меня просто карьера года на три притормозилась (что, given the fact что я физфак окончил в 21 год, не так страшно). А могло бы все кончиться полным геймовером.
Иногда снятся такие вещи, что невольно задумываешься, что это была реальная попытка высших астральных сущностей поговорить со мной.

Приснилось, что я нахожусь в тихом, маленьком, почти безлюдном европейском городке. Внешне казалось, что
я очутился где-то в первой половине двадцатого века, но стойкое интуитивное ощущение указывало на то, что на самом деле этот городок живет вне времени вообще.

Я зашел в старинное кафе, где находилось только четыре посетителя - Бор, Эйнштейн, Джозефсон и, кажется, Дэвид Бом.
Как только я вошел, Бор обратился ко мне, сказав, чтобы я не удивлялся, что здесь я могу расслабиться и спокойно обговорить с ними наиболее сокровенные и противоречивые аспекты своей мировоззренческой системы.
А потом добавил, что в этом городке проходит Сольвеевский конгресс по метафизике, на который приглашены самые открыто мыслящие, верящие в чудеса физики из разных эпох, чтобы обсудить пути вывода науки из ловушки редукционизма и возможные модификации научного метода.

Что характерно, один на один с Нильсом Бором я это уже обсуждал во сне года три назад, в том же городке. Но, разумеется, ничего из той дискуссии не помнил, когда проснулся. А из этой посиделки в кафе один тезис в памяти отложился: "В системах, обладающих свободой воли, может нарушаться no-signalling theorem, поскольку понятие информации для такой системы может быть переопределено".

Замыкая круг

Практически дописал диссертацию (по модулю совсем мелких правок, которые еще нужно будет внести).
"The holographic glass bead game: from superconductors to time machines".

Статья по машине времени должна достаточно скоро появиться на архиве. Тут, конечно, есть опасность сглазить, но уже и текст почти написан, и большинство картинок построено, так что не знаю, что может глобально помешать.

Остается пять месяцев в Лейдене и три недоделанных проекта. Не берусь загадывать, как скоро удастся эти статьи закончить, но во всяком случае на данном этапе понятно, что делать, как делать, и зачем делать.
И с 1 сентября - новый этап жизни. В Наймегене у flying_bear.

Когда четыре с лишним года назад на меня, аспиранта Стекловки, снизошло осознание того, что либо я немедленно уезжаю в аспирантуру на Запад, либо на моем будущем как ученого можно ставить крест, у меня не было четкого понимания, куда и к кому нужно ехать. Было лишь четкое ощущение, что с чистой hep-th надо завязывать и смещаться в сторону теории конденсированных состояний. Ну и что в физике твердого тела формальные конструкции мне заведомо ближе material science. И было какое-то количество мемов в голове - про топологические фазы, про голографию и т.п.

Так что в Лейден я поехал более-менее наобум. Сейчас я осознаю, что для меня тогдашнего (в жутком кризисе и с полным непониманием, куда и как надо двигаться) это решение было близким к идеальному. В каком-нибудь американском топовом месте типа Гарварда я бы просто сломался. Особенно хорошо я это понял во время своего визита в группу Субира год назад. А в Лейдене в спокойной и очень доброжелательной обстановке я смог выправиться и вытрясти из себя российскую апатию. И, что важно, почувствовать некие внутренние ритмы, позволяющие настраиваться на работу.
Я ничуть не жалею, что работал со столь неоднозначным физиком, как Ян Заанен. Думаю, главное, что я перенял от него, - это ощущение того, что физика твердого тела может быть очень красивой. С более конкретно настроенным человеком я бы, наверное, написал больше статей, но был бы велик риск эстетического разочарования в condensed matter.

Ну и в целом, пожалуй, в Лейдене я прожил свои (пока что) самые счастливые годы.
Не знаю, как сложится моя жизнь дальше, но выбор, который я сделал ровно четыре года назад, 11 апреля 2011 года, приняв оффер от Яна и Конрада, был безусловно правильным.
Три волшебных дня в Скандинавии.
Догулял свой отпуск, теперь до ноября все поездки только рабочие.

Изначально планировали побывать на Аландских островах, но пропустили свою остановку парома и в итоге внезапно оказались в Стокгольме. Несмотря на то, что это довольно серьезно нарушило планы, неожиданность оказалась весьма приятной. Идеальный летний день в любимом городе мира (еще есть не менее любимые Женева и Гамбург, но с ними связаны довольно сложные воспоминания, а со Стокгольмом у меня очень легкие отношения).

Завтра уже должен вернуться из отпуска Конрад. Лично с ним встретиться удастся только в Исландии через две недели, но зато хотя бы появится возможность активно общаться по скайпу.

С новым годом!

С новым годом, дорогие друзья и коллеги!
Поздравляю запоздало, так как в этой Новой Зеландии совсем запутался в часовых поясах.
Для меня прошедший 2013 год был очень хорошим как в плане профессионального становления, так и в плане накопления-переживания внутреннего опыта. Посмотрим, к чему это приведет в 2014.
С праздником!

Dec. 22nd, 2013

Ближайшие три недели в Новой Зеландии.
Столько лет мечтал совершить эту поездку, наконец-то дорвался!

Тем же составом, что и в Исландию, с Олькой и Сашкой.

Два дня в Окленде, затем на машине выдвигаемся на юг.
Конечно, три недели для отпуска - перебор, но на противоположную сторону земного шара лететь на меньший срок смысла нет.

Первое впечатление, - впервые в жизни вижу адекватную южную страну. Где пальмы и теплый климат сочетаются с хорошей разметкой на дорогах и аккуратностью местных жителей (если не считать южной страной Швейцарию).

Кеннет Уилсон (1936-2013)

Оригинал взят у flying_bear в Кеннет Уилсон (1936-2013)
http://physicsworld.com/cws/article/news/2013/jun/18/physicist-kenneth-wilson-dies-at-77
Один из последних великих теоретиков, для которых физика была единой наукой. Может быть, последний.

R.I.P.

Jan. 20th, 2013

Как же все-таки лень вести ЖЖ.
Читать, общаться с теми, с кем уже свела сеть, - с огромным удовольствием. Но вот писать посты... Хотя иногда об очень и очень многом хочется сказать, - научном, человеческом, философском. А вот открываешь редактор, и все, - ни сил, ни мыслей, ни желания.

25

Первый существенный юбилей.

Не могу сказать, что на сто процентов доволен своими достижениями и статусом на момент прохождения данного рубежа,
но в следующие четверть века постараюсь исправить ошибки прошлого.

Вопрос по cond.mat.

Очень общий, очень нечеткий и, возможно, детский и дурацкий.

Если взять кусок конденсированного вещества, то формально его можно считать квантовомеханической системой огромного (но фиксированного) количества частиц, - электронов и атомов.
С другой стороны, с таким квантовомеханическим описанием далеко не уйдешь, и народ использует методы теории поля, говорит о рождении-уничтожении квазичастиц и пр.

А можно что-то сказать (опять же, на очень общем/наивном/нестрогом уровне) о том, что происходит с квантовомеханической волновой функцией всей системы в целом при рождении квазичастицы? Хотя бы в самом простом и частном случае?